ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Т.Е.О.R.Е.М.А.T.

Театр «TR Warszawa», Варшава
по сценарию Пьера Паоло Пазолини к одноименному фильму



Режиссер: Гжегож Яжина

Инсценировка и музыкальное оформление: Гжегож Яжина

Сценография: Магдалена Мачеевкая

Музыка: Яцек Грудзень и Петр Доминьский

Художник по свету: Жаклин Собишевски

Видео: Бартек Масиас

Драматург: Рита Чапка



Артисты:

Ян Энглерт – Паоло

Данута Стенка – Лючия

Катажина Варнке – Одетта

Ян Дравнель – Пьетро

Лидия Шнайдер, Ядвига Янковская-Чесляк – Эмилия

Себастьян Павляк – Гость

Рафал Мачковяк – Анжолино



Премьера состоялась 4 декабря 2008 года



Продолжительность 2 ч. 10 мин. без антракта




фотографии @ Stefan Okolowicz, Artur Rawicz, Kuba Dеbrowsk























Для корректного отображения содержимого этого блока, а также просмотра галерей фото и видео, которые представлены на нашем сайте, пожалуйста, обновите ваш Flash player до текущей версии.


Вы можете сделать это на сайте компании Adobe: http://www.adobe.com/ru/









Лидер нового поколения польских режиссеров Гжегож Яжина на прошлой «Золотой Маске» был со спектаклем «У нас все хорошо» по пьесе Дороты Масловской. Год спустя он привозит свою новую постановку «T.E.O.R.E.M.A.T.», в основе которой одноименный сценарий и фильм Пьера Паоло Пазолини.
В элегантной буржуазной гостиной, обставленной по моде шестидесятых, появляется таинственный гость. Его мерцающая сексуальность привлекает к себе по очереди всех членов семьи. В сыне связь с гостем пробуждает художника, в дочери – женщину, в матери просыпаются темные сексуальные инстинкты, и даже отец, фабрикант и политик, вступает в связь с незнакомцем. Таинственный гость исчезает так же неожиданно, как и появляется, оставив руины семьи, и шире – буржуазного общества.
Пазолини был левым интеллектуалом и сочувствовал коммунизму. В его картине служанка, первой павшая под действием чар таинственного гостя, называет его мессией, а фабрикант отдает свою фабрику рабочим и уходит в пустыню. У Яжины – иное. Его завораживающе красивый спектакль с балетной грацией движется между двумя точками: в зачине фабрикант уверенно отвечает на вопросы из зала об обществе, нравственности и религии. В финале он не в состоянии ответить ни на один.


Дополнительные коннотации спектаклю придает тот факт, что незнакомца играет Себастьян Павляк – Христос из «Вавилона» Майи Клечевской. Но Яжину, кажется, меньше всего занимает природа незнакомца, от Бога он или от лукавого. Коммунизм, видевшийся Пазолини в 1968 году сияющим будущим, для Польши – прошлое, о котором ей хочется поскорее забыть. А буржуазное настоящее уже не кажется, как еще лет двадцать назад, раем обетованным. Герой, который больше не имеет однозначных ответов (его играет известный польский актер Ян Энглерт), видится в спектакле Яжины образом самой сегодняшней Польши.
Елена Ковальская



На Яжину оказывает влияние кинематограф в широком диапазоне: в прессе он упоминает «Бегущего по лезвию бритвы»; перенасыщенные цвета спектакля напоминают Питера Гринуэя; гигантский кролик-галлюцинация забредает из «Донни Дарко», а элитарный эстетский хоррор – чистой воды фильм Гильермо дель Торо.

Хелен Шоу, журнал «Time Out New York»




Этот спектакль порой захватывающе прекрасен, временами странным образом соблазнителен, а иногда полон неожиданного юмора. В спектакле есть несколько редких моментов, когда акцент на стиле несколько оттесняет концепцию в тень, а идея слишком «передержана». Но эти моменты почти незаметны в работе, завораживающей как своей целью, так и тем, как она достигается.

Софи Горман, газета «The Irish Independent»


портал OpenSpace о спектакле