ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Саломея

Большой театр, Москва
Премия «Золотая Маска» 2022 г. – «Лучший спектакль в опере».
Номинации на Премию – «Лучший спектакль в опере», «Лучшая работа дирижера», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника», «Лучшая работа художника по костюмам», «Лучшая работа художника по свету», «Лучшая женская роль» (Асмик Григорян), «Лучшая мужская роль» (Винсент Вольфштайнер).
музыкальная драма в 1 действии

Либретто композитора по одноименной драме Оскара Уайльда в переводе Хедвиг Лахман

Дирижер-постановщик: Туган Сохиев
Режиссер-постановщик: Клаус Гут
Сценограф: Этьен Плюсс
Художник по костюмам: Урсула Кудрна
Художник по свету: Олаф Фрезе
Видеопроекция: Роланд Хорват / Rocafilm
Режиссер по пластике: Саммер Ульриксон
Консультант постановки: Ивонн Гебауэр

Артисты: Винсент Вольфштайнер, Елена Зеленская, Анн Петерсен, Александр Краснов, Тимофей Дубовицкий, Алина Черташ, Давид Посулихин, Максим Пастер, Дмитрий Бобров, Руслан Юдин, Валерий Гильманов, Михаил Гужов, Константин Артемьев, Александр Маркеев, Александр Бородин, Марат Гали

Соло в оркестре: Станислав Измайлов, Илья Соколов, Борис Лифановский, Алексей Марутаев

В спектакле участвуют артисты мимического ансамбля

Продолжительность 1 ч. 45 мин.
Возрастная категория 16+
В жанровом отношении «Саломея» – необычная опера: в ней нет явной номерной структуры, нет хоров, отдельных эффектных арий, вокальные партии часто напоминают «речевое пение». Но в ней есть огромный сюжетный, смысловой, музыкальный драматизм: это библейский сюжет, пропущенный через восприятие композитора рубежа XIX–XX веков.
Штраус – это бездна. Его музыка поражает интенсивностью и глубиной конфликта под мастерской формальной оболочкой. Но даже внимательно прослушав одну из опер, мы не узнаем композитора целиком, он всегда разный, по-настоящему многоликий!
Туган Сохиев
«Саломея» написана во времена, когда люди начинали исследовать свой внутренний космос, мир внутри своей головы. В 1900 Фрейд опубликовал «Толкование сновидений». В те же годы вышла пьеса Оскара Уайльда. Как эксперт по внутреннему миру человека, Рихард Штраус стал идеальным проводником в этом путешествии в бездну, которая находится у нас внутри, и подобрал для него точные краски.
Сегодня мы живем в очень рациональном мире, где во главе угла стоят факты, и о мире бессознательного у нас до сих пор больше вопросов, чем ответов. Думаю, в природе этой оперы заложено столкновение с тем, что полно иррациональной силы, с переживанием или опытом, который просто не по силам нашему разуму.
Клаус Гут
Клаус Гут разворачивает историю Саломеи во фрейдистском ключе, сталкивая, по сути, героиню даже не с реальным Иоканааном, а с неким образом в ее подсознании, который, как ей кажется, поможет вырваться из замкнутого круга ее фрустраций.
Гут создает на этом пути сложный и одновременно очень ясный сценический язык, полный впечатляющих образов и театральных решений. Саломея слышит экстатичный голос Иоканаана, на звук которого она, завороженная, идет, спускается по извилистой лестнице под сцену, в подвал, в свое «подсознание» и оказывается в пустынном белом пространстве, где разбросаны ее детские игрушки и где сидит в углу прикованный цепями таинственный Иоканаан с ирреальным, словно обсыпанным розовой пудрой, телом. Это образ и ее скованной свободы. Встреча их – это столкновение агрессивной девочки, которая решила во что бы то ни стало Иоканаана поцеловать, и экстатичного существа, вещающего о непонятном мире и полного ужаса от соблазна смотреть на Саломею.

«Российская газета»

На грани реальности и работы подсознания балансирует и мир Саломеи, и сценография это визуализирует – черный зал и белый подвал, черное платье в одном пространстве и белое в другом. Но не только – режиссер Клаус Гут тонко выстраивает игры разума, которые приведут Саломею из мира, по Набокову, «бедной, замученной девочки» в каратели. Практически кинематографическими приемами – намеки, жесты, детали – Гут поддерживает напряжение. Гут пытается, как детектив, найти причины жестокости Саломеи.

«Новая газета»

На странице использованы фотографии Дамира Юсупова и Моники Риттерсхаус