ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Горбачев

Театр Наций, Москва
Автор инсценировки, режиссер: Алвис Херманис
Ассистент режиссера: Леонид Тимцуник
Художник-сценограф: Алвис Херманис
Художник по костюмам: Виктория Севрюкова
Художник по свету: Глеб Фильштинский
Художник по гриму: Анна Никулина

Артисты: Евгений Миронов, Чулпан Хаматова

Продолжительность 3 ч.
Возрастная категория 16+
Если и есть один человек в двадцатом веке, который так масштабно повлиял на жизнь сотен миллионов, то это Горбачёв. Именно он перерисовал карту всей Евразии, он нашел ключ от тюрьмы, в которой мы пребывали, сделав шаг в сторону гласности. Лично я раньше думал, что СССР рухнул в силу экономических причин. Сейчас я уверен – это сделал один человек. И цель спектакля – понять, какие качества этого человека, какие ингредиенты его души привели к тому, что он стал той песчинкой, которая остановила огромный механизм.
Алвис Херманис
Спектакль весь построен на документах: настоящих воспоминаниях, рассказах героя и его окружения, письмах, видеозаписях. При этом Херманис старался максимально уйти от официоза: он исключил из рассказа всю историю «президентства», оставив только приход к власти и отказ от нее, он хотел сделать рассказ максимально интимным и человеческим, превратить его прежде всего в историю любви Михаила и Раисы, сыгранных нашими лучшими актерами – Евгением Мироновым и Чулпан Хаматовой, но, несмотря на документальность, в спектакле удивительным образом складывается новый миф об этой паре и прежде всего о Горбачёве, ведь спектакль – о нем.
«Петербургский театральный журнал»
Слово «деликатность» приходит в голову неслучайно. В способе обращения двух актеров со своими персонажами содержится послание спектакля – признание в любви двух выдающихся актеров своим выдающимся персонажам. Заданная дистанция между теми и другими нисколько не идет в ущерб точности получившегося парного портрета. То, как Евгений Миронов примеряет на себя Михаила Горбачёва, – это парад виртуозности самой высокой пробы. Актер начинает спектакль, выходя на сцену самим собой, а заканчивает его даже не в портретном гриме, а в портретной маске, проходя за это время все стадии взаимоотношений со своим героем. Он пробует интонации, повадки, пластику Горбачёва, от почти незаметной цитаты до пародийной, шаржевой точности.
В финале, в эпилоге, Горбачёв на короткое время остается совсем один – Евгений Миронов надевает маску и исчезает в герое. Негнущиеся старческие пальцы перебирают оставшиеся от покойной жены вещи, он продолжает рассказывать, вспоминать и шутить – не для себя, для публики, для зала. В одиночестве этой длинной жизни у него по-прежнему есть своя роль – человеческая, историческая, а теперь еще и театральная.

газета «Коммерсант»

На странице использованы фотографии Иры Полярной