ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Юрий Шевчук

Фома

Музыкальный театр, Новосибирск
Номинации на Премию 2021

Оперетта-мюзикл / спектакль
работа дирижера (Александр Новиков)
работа режиссера (Филипп Разенков)
работа художника (Елена Вершинина)
работа художника по костюмам (Екатерина Малинина)
работа художника по свету (Ирина Вторникова)
женская роль (Анна Ставская)
мужская роль (Александр Крюков)
роль второго плана (Никита Воробьев)
рок-мюзикл в 2-х действиях по пьесе Константина Рубинского

Автор идеи, режиссер-постановщик: Филипп Разенков
Дирижер-постановщик: Александр Новиков
Художник-сценограф: Елена Вершинина
Художник по костюмам: Екатерина Малинина
Хореограф-постановщик: Ярослав Францев
Хормейстер-постановщик: Татьяна Горбенко
Хормейстер: Александр Соболев
Художник по свету: Ирина Вторникова

Артисты: Александр Крюков, Анна Ставская, Никита Воробьев, Алексей Коновалов, Светлана Дубровина, Кирилл Бедарев, Александр Бессонов, Роман Ромашов, Татьяна Фомичева, Евгений Поздняков, Александр Лукан, Антон Лидман, Вадим Кириченко, Яна Кованько, Никита Карев

В спектакле принимают участие артисты балета и хора театра, кавер-группа «Красный берег»

 

Продолжительность 2 ч. 50 мин.


Возрастная категория 16+
Именно история любви Эльмиры Шевчук и Юрия Шевчука вдохновила меня в работе над спектаклем. История сильная, глубокая и настоящая. Поэтому наш спектакль в первую очередь о любви – любви к человеку, к стране, к миру, к музыке, о любви мужчины и женщины. Ведь то, в какой стране мы будем жить сегодня и завтра, напрямую зависит от того, какими чувствами и мыслями мы будем наполнены. Об этом, на мой взгляд, песни Юрия Юлиановича.
Филипп Разенков
Наш спектакль – не только история одного из главных героев русской рок-музыки – Юрия Шевчука. Это еще и собирательная биография всего русского рока, его движения, и осмысление нескольких исторических эпох страны, которая к рок-музыке относилась по-разному. А еще это история любви. И не только та пронзительная лирическая линия, которая есть в «Фоме». А история любви к этим песням, сопровождавшим нас с самого детства, ставшим неотъемлемой частью нашей культуры, нашего юношеского бунта, понимания перемен.
Я думаю, эту эпоху и эту часть музыкальной культуры важно начинать осмыслять, потому что она на наших глазах превращается в историю – чтобы не сказать классику. И поиск в этом направлении может стать новым, неожиданным, плодотворным, существенно обновить кровь русского музыкального театра.
Константин Рубинский
Сценограф Елена Вершинина делает спектакль-комикс: плоские фанерные декорации с рисунками от руки, плоский картонный реквизит; среди немногих настоящих предметов – гитара Фомы да проигрыватель с пластинкой, на которой вместо музыки битлов оказывается речь Брежнева. Опрокинуты в дальнюю перспективу «ласточкины хвосты» московского Кремля и крыши питерского двора-колодца, в котором можно ходить прямо по окнам, превращающимся в двери в небо. Перестройка в виде переворачивающихся табличек с названиями городов: был Куйбышев, стала Самара. Простота сценографии вымывает из песен ту часть их имманентного и оставшегося даже после реаранжировки рок-пафоса, которая бы могла задать «Фоме» неверный тон.
За два часа сценического времени мир спектакля, не меняя технических приемов воплощения, меняется кардинально и в то же время закономерно. Если в начале одинаково одетые толпы ходят строем по указке фанерного Ленина, и сцена кажется ограниченным от сих до сих окошком в ту ушедшую (но далеко ли?) реальность, то в финале вокруг одинокого героя вырастают ирреальные нарисованные цветы, а пространство спектакля втягивает в себя всех находящихся в зале, чтобы все о чем-то пели и смеялись, черт возьми.

газета «Музыкальное обозрение»

«Фомой» называет себя лидер группы «ДДТ» Юрий Шевчук в одной из старых песен. Фомой назвали героя своего мюзикла режиссер Филипп Разенков и либреттист Константин Рубинский, составив партитуру из песен Шевчука. Канва биографии Шевчука, положенная в основу сюжета, высвечивает биографию страны, в которой и о которой он писал свои песни. За два с половиной часа мир на сцене, не меняя технических приемов воплощения, меняется кардинально и в то же время закономерно. Если в начале одинаково одетые толпы ходят строем по указке фанерного Ленина и сцена кажется окошком в ту ушедшую (далеко ли?) реальность, то в финале вокруг одинокого героя вырастают ирреальные нарисованные цветы, а пространство спектакля втягивает в себя находящихся в зале, чтобы все о чем-то пели и смеялись, черт возьми.
И не обязательно показывать Шевчука – гражданского и политического активиста в действии. Хватает его стихов, розданных всем персонажам спектакля, где Фома, студент «с периферии», выбирает быть не мальчиком-мажором, а андеграундным певцом, из-за чего попадает в ситуации, мерзость которых (сперва это конвульсии умирающего СССР, до последнего пытающегося сожрать все индивидуальное и свободное, потом гримасы новорожденного рынка) могла бы унизить кого-то другого, но из Фомы вынимает вместо компромиссов – песни. И он становится звездой, не изменяя себе, зато, кажется, изменяя нас.

Кей Бабурина

На странице использованы фотографии Дарьи Жбановой