ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Орфей

Детский музыкальный театр им. Н. Сац, Москва

Номинации на Премию «Золотая Маска» 2020 г. – «Лучший спектакль в опере», «Лучшая работа дирижера», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника»

старинная опера на либретто Алессандро Стриджо
музыкальная редакция театра

Музыкальный руководитель, дирижер: Валерий Платонов
Консультант по барочному стилю и дирижер группы континуо: Эндрю Лоуренс-Кинг
Режиссер-постановщик: Георгий Исаакян
Художник-постановщик: Ксения Перетрухина
Художник по костюмам: Алексей Лобанов
Хормейстер: Вера Давыдова
Художник по свету: Евгений Ганзбург
Дирижер: Сергей Михеев

Артисты: Андрей Юрковский, Мария Деева, Олег Банковский, Мария Козлова-Юрковская, Анна Холмовская, Маргарита Кондрахина, Александра Антошина, Дмитрий Закиров, Максим Дорофеев, Артем Семиган, Иван Марков

спектакль идет на итальянском языке с русскими субтитрами

Продолжительность 2 ч. 10 мин.
Я вернулся к опере Клаудио Монтеверди «Орфей» через 10 лет после того, как поставил ее в Пермском театре оперы и балета имени П.И. Чайковского, потому что так и не преодолел любовь к этому произведению и продолжаю испытывать желание, чтобы эта музыка звучала рядом со мной в живом исполнении. Кроме того, мне было интересно на основе сюжета об Орфее порассуждать о художнике, о времени, об отношениях художника и его ремесла, художника и его дара. Но есть еще и третий мотив: с того момента, как я впервые попал в Театр имени Наталии Сац, я все время ходил кругами вокруг Ротонды, она меня притягивала, как магнит. Дальше произошла встреча с художником Ксенией Перетрухиной, и здание Театра имени Наталии Сац стало в нашем спектакле не декорацией, а главным действующим лицом «Орфея»: метафорический, визуальный, внутренний ряд нашего «Орфея» весь строится на неповторимом облике театра. Рефлексия по поводу этого пространства – сложная и очень деликатная, ведь любое здание – это отражение времени и отражение личности того, кто его придумал. Очевидно, что здание Театра имени Наталии Сац – это отражение эпохи развитого социализма с безусловными отсылками к истории жизни самой Наталии Ильиничны: потому что она придумала это пространство. Понятно, что строили архитекторы, но отпечаток личности Наталии Ильиничны в нем – главное, со всеми взлетами и падениями ее жизни, со всеми трагедиями и завоеваниями. Когда мы начали репетировать оперу Клаудио Монтеверди, поняли, что сама Наталия Ильинична Сац – это один из возможных вариантов воплощения Орфея: она-то как раз была в аду, в лагере, и вернулась оттуда. И после этого у нее хватило жизненных сил построить сначала воздушный замок: бездомный музыкальный театр для детей, театр как идею, как мечту, а потом – это здание, которое, с одной стороны, дворец музыки, а с другой – крепость с окнами-бойницами.
Георгий Исаакян
Каждый раз, размышляя об опере «Орфей» Клаудио Монтеверди, я удивляюсь и поражаюсь силе человеческого гения. Как, каким непостижимым образом Монтеверди, создавая один из первых образцов нарождающегося оперного жанра, умудрился достичь такой степени совершенства, такой глубины и стройности! Здесь есть все, или почти все, что в последующие 400 лет находило свое продолжение и дальнейшее развитие в великих оперных творениях. В этой опере с высочайшей художественной убедительностью претворено начало, образующее сущность классической оперной драматургии, – правда чувств и драматизм внутреннего мира человека, выраженные возвышенным и волнующим языком музыки. Многие открытия ХХ века в области музыкального языка и драматургии корнями своими уходят в стиль Монтеверди. Музыка его и сегодня звучит современно и актуально. Вот уж поистине – шедевры рождаются на небесах!
Валерий Платонов
Античный миф Исаакян поставил не о сыне бога Аполлона Орфее, проникнувшем за Эвридикой в ад, а об обычном человеке, живущем среди нас. Его Орфей в потертой кожаной куртке с гитарой из «застойных» советских времен, времен БАМа и комсомольских строек, прошел на сцене свой опыт «ада» и потерь, как проходит его каждый человек в любую эпоху и время.
Память стала главной темой «Орфея» Исаакяна. Несмотря на титульный слоган программки «Не оборачивайся», его спектакль – это рефлексия прошлого (и настоящего), ностальгический взгляд назад, вглубь, внутрь. Сможет ли жить этот Орфей, не оглядываясь, и можно ли забыть прошлое? На эти вопросы ответили еще в античности: память – это жизнь, а забвение – смерть.

«Российская газета»

На странице использованы фотографии Елены Лапиной