ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Версия Чайки

Проект Е. Ненашевой, Д. Вернер, Е. Петровской, А. Харабиберовой, Москва, и Научно-творческая резиденция «Чехов APi», Чехов
Номинации на Премию 2020

Драма / спектакль малой формы
работа режиссера (Елена Ненашева)
работа художника (Ваня Боуден)
работа художника (Михаил Заиканов)
женская роль (Юлия Волкова)
Режиссер: Елена Ненашева
Художники: Ваня Боуден и Михаил Заиканов
Композитор: Дима Аникин
Хореограф: Татьяна Чижикова
Художник по свету: Александр Рязанцев, Антон Астахов
Художник по костюмам: Полина Гречко
Авторы проекта: Елена Ненашева, Анастасия Харабиберова, Дарья Вернер, Евгения Петровская

Артисты: Юлия Волкова, Анастасия Дьячук, Федор Левин, Александр Орав, Александр Пронькин, Максим Пономарев, Феруза Рузиева, Анастасия Сапожникова, Алексей Сидоров, Алексей Фокин, Дарья Чудакова, Анастасия Чуйкова

Перформеры: Виктория Брызгалова, Екатерина Бессмертная, Альбина Вахитова, Васко Наносов, Екатерина Стегний, Константин Челкаев, Алена Шутова

Продолжительность 1 ч. 30 мин. Возрастная категория 18+
«Версия Чайки» – спектакль, родившийся из невероятно красивого пространства научно-творческой резиденции «Чехов APi», которая показалась мне идеальным современным аналогом усадьбы Аркадиной. Пространство повлияло на форму спектакля – мы играем его под открытым небом, в парке, четыре действия, версии четырех главных героев, развиваются параллельно, – но и на способ существования актеров. Если рядом поют птицы, за тобой садится солнце, а зрители стоят на расстоянии вытянутой руки, ты уже не можешь играть так, будто ты стоишь на традиционной сцене. Нам хотелось, чтобы наш спектакль был больше похож на фильм, внутрь которого попадает зритель и постепенно втягивается в сомнения и поиски выпавшего ему героя. В пьесе Чехова для нас было важно постараться сохранить это острое ощущение поиска, как в искусстве, так и в любви. Ощущение, которое сталкивает между собой художников разных поколений, в сущности, так похожих друг на друга.
Елена Ненашева
Союз естественного закатного света и искусственной иллюминации, дивная природа – за границами резиденции открываются такие дали, от которых захватывает дух: в момент свидания Тригорина с Ниной, где Аркадина – случайный свидетель, смотришь на луга и холмы, покрытые молочной пенкой ночного тумана, – и с головой проваливаешься в русскую вечность и русскую мистику без специальных режиссерских усилий. Есть, конечно, и сильнодействующие художественные приемы (художник – Ваня Боуден), например, гримерный столик с особо ослепительными в уже сгустившейся тьме лампами по периметру. Но самое ценное, что есть в этой весьма динамичной, сполна использующей весь мелодраматический и зрелищный потенциал пьесы версии, – щемящее, абсолютно чеховское чувство растерянности и ласковой сумеречной тоски.
интернет-портал «CoolConnections»
На странице использованы фотографии Ланы Павловы