ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

9 октября 2020

Мятежная «Ударница»

Интернет-издание «Dozado Dance Magazine»

Для ударного перфоманса с оглушительным рокотом промышленных звуков нужно соответствующее пространство — высокие своды завода идеально подходят. Юбилейный 15-ый показ перфоманса ”Ударница”, созданного для фестиваля “Форма”, прошел в рамках “Золотой маски” в клубе “Мутабор” на территории Шарикоподшибникового завода. В прямоугольник зрительских стульев выходит Ударница в шортах и топе, с вызовом во взгляде, с ревущим динозавром в руках. Как бы говоря “мы с ним одной крови, высокомеханизированные организмы, прокаченные телом и духом, мы будем рычать и сражаться, до последнего”. 

Очень медленно, с напряжением всех мышц руки раскрываются, проворачиваются, идут за спину. Взгляд исподлобья, позы как из советских парадов — демонстрация бодрого духа в бодром теле. Правда тело может и бодро, но дух мятежен и сопротивляется — диктатуре, уравниванию, наигранной радости. Советский миф о здоровом во всех смыслах обществе тут выворачивается наизнанку, что-то фальшивое чувствуется в культе тела и культе всеобщего счастья. Что-то сопротивляется давлению извне, и тело трясет, и дыхание учащается, внутри идет борьба. Силы заканчиваются, грохот замолкает, Ударница садится на стул, пьет воду, выливает ее на лицо. 

Второй выход на ринг, злость вскипает постепенно внутри, ноги с силой выворачиваются в четвертую подготовительную для пируэта позицию. Ударница рычит, сопротивляется, музыка разгоняется, требуя от нее 32 фуэте. Ударница кричит, не крутится, ее трясет. Балетная жесткая дисциплина, ожидание трюка, истязание тела, подавление воли — ребенок из хореографического училища бунтует, не хочет играть по этим правилам. Музыка достигает накала, таки вскакивает в пируэт, дым выстреливает на сцену, невидимый зал ликует.  

Потом наступает усталость, принятие или наоборот, полная свобода. В розовом свете с закрытыми глазами медленно пальцы складываются в указательный жест, перст направлен на тебя. Движений почти нет, они еле уловимы, но держат неотрывно внимание, словно крупный кадр в фильме, глаз как камера выхватывает детали, задерживается подолгу на кончиках пальцев, переходит на плечо, на лицо, вводя вместе с музыкой в медитативное созерцание.  

Вдруг всё прерывает бодрая советская музыка, заедает, зацикливается, и тут разрешается в “Человек идет и улыбается”. Движения из первой части теперь становятся понятными — это танец, под эту песню, жизнерадостный, оптимистичный, но Ударница падает на пол, ее потряхивает на словах “значит человеку хорошо”. А если не значит? А если нехорошо? И почему всегда всем должно быть хорошо? Ведь может быть для духа мятежного борьба — естественное состояние души. 

оригинальный адрес статьи