ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

22 апреля 2019

Фестиваль «Золотая маска на Сахалине» открыла «Мастерская Петра Фоменко»

ИА «Sakh.com»

Спектакль "Волки и овцы" — завещание мастера, ушедшего из жизни в 2012 году, — два вечера собирал урожай аншлагов в Чехов-центре. Спектакль Петра Фоменко по хрестоматийной пьесе Островского "про аферу с векселями" идет уже 27-й год, и некоторые роли артисты передают из поколения в поколение, как эстафетную палочку. Не ведая этого, не догадаешься, потому что свет ушедшей звезды ярок, постановка потрясает плотностью и мощью сценического полотна, три с половиной часа в зале пробегают со скоростью света в наблюдениях за жизнью каждого из героев, и воочию ясен наконец смысл расхожей фразы — "на одном дыхании".

Этот сюжет Островского всегда трактовали как поединок хищников и простаков. Первые обирают вторых с трогательным прямодушием бронепоезда — а нам надо! Вторые, хлопая очаровательными глазами, беспомощно разводят руками. Но феномен "фоменок" расширяет основную коллизию новыми и еще гораздо более интересными смыслами. Да полноте, от рождения своего все мы волки и овцы женского и мужского пола, иными словами говоря — охотники и жертвы, победители и побежденные. Нынче процесс выстраивания отношений между людьми упрощен до плинтуса и напрочь утрачено старомодное искусство флирта, обольщения. А в XIX веке правила хорошего тона более довлели в обществе. Мужчины (как могли) тянулись к идеалу, если не рыцаря на белом коне, то прилично воспитанного человека, женщины оттачивали по наитию ли, по расчету навыки кокетства и применяли до победного — пока муха не запутается в паутине. И никакие карьерные соображения (не как сейчас, когда одиночество предпочтительно по многим соображениям) не отменяли устоявшегося порядка жизни.

До финальной сцены, когда зрителю предъявляют брачный пасьянс Лыняев — Глафира, Евлампия — Беркутов, плетутся ежесекундно тончайшие кружева, подобно салфеткам, что в изобилии устилают старинную мебель. Наука быть женщиной у великолепной Галины Тюниной в роли Глафиры просчитана до миллиметра — вздох, взгляд, интонация, вовремя надавить на жалость, припасть на плечо, соблазнить при свидетелях, чтоб уж железно, чтоб не отвертелся. Практически пошаговая инструкция для желающих удачно выйти замуж, против которой не сдюжит вполне рациональный на первый взгляд Лыняев (Алексей Колубков). И никакая мантра старого холостяка не спасет, если женщина захочет сменить монашеский платок на парижские шляпки, обречен, что уж говорить. Тогда как в другой паре все наоборот: у Беркутова Карэна Бадалова нет ни времени, ни желания на сантименты, на игру, которую обожает прелестная, как весенняя акварель, простенькая дура Евлампия (Галина Кашковская). Она получит полный комплект удовольствий от мужчины — и руку подать, и до нитки обобрать. Побарахтается с этим вечным женским "придержи-отпусти", но очень недолго, потому что Беркутову недосуг. И только запоздало дивишься, на что она купилась в этом замороженном, как филе минтая, господине, и к бабке не ходи сразу видно, как скоро бело-розовый восторг эфирной барыньки, живущей сугубо основным инстинктом, сменится огорчением. Не понять ей, что лучшим украшением женщины являются тысячи десятин земли, неисповедимы пути любви.

Как ни странно, любовью движутся и все благие злодеяния пожилой девушки Мурзавецкой (Мадлен Джабраилова), застращавшей уезд органичным ханжеством и революционным воплем "соооовесть!". Но даже волчьи разборки во вкусе "вор у вора дубинку украл" тут менее занимательны, чем механизм манипулирования племянником тетки. Казалось бы, прециничная особа, у которой в жилах течет концентрированная серная кислота, а все прощает и пытается пристроить к хорошей женщине Аполлона (Рустэм Юскаев). А он являет оптимистический тип жизнелюба, бабочки-повседневки: там пять рублей дадут, здесь рюмку водки, а там тетка-миллионщица помрет, и все будет очень хорошо…

Сегодня, когда в театре молодой режиссуры на беззащитного зрителя обрушивается каскад эскападов, понять которые без авторского комментария едва ли получается, этот привет из 90-х поражает традиционностью. Не только что вместо мониторов, отрубленных голов или бассейна с живыми русалками глаз зрителя ласкает нега дворянского гнезда во всей материальности — уютные диваны, гамак, граммофон и ветвь яблоневого сада. Но главное — в центре действа оказывается его величество Актер, чьим мастерством выстроенный скелет спектакля обрастает мощной плотью. И совершенно понятно, почему молодые режиссеры так утомительно изобретают велосипед с замахом на новаторство, подводя универсальный концепт "я так вижу". Потому что засунуть актрису в бассейн или повесить портрет Брежнева в постановке по Островскому несколько проще, чем достичь такого космического, высшего класса игры сродни священнодействию. От созерцания которого остается тончайшее послевкусие и восторг, когда невозможное — возможно.

…Времена изменились, и мы, кажется, даже не удивлены тем фактом, что топовые столичные театры, в которые и по месту их прописки не просто пробиться, проторили дорогу на Сахалин. Десять лет назад на это (увидеть здесь своими глазами "Мастерскую Фоменко" и его не менее звездных собратьев — Театр имени Вахтангова, Московский ТЮЗ, РАМТ и др.) даже не хватало фантазии. Хотелось бы, чтобы и другие компании, работающие на Сахалине, последовали примеру "Сахалин Энерджи", учредившей достойную привычку свои круглые даты обозначать высоковольтными культурными проектами — художественными и театральными. Но уверена, что, не будь этого юбилея и Года театра на дворе, палитра впечатлений у сахалинских театралов не потускнела бы. Что-нибудь региональное министерство культуры и Чехов-центр да придумали, поскольку, задав однажды высокую планку, уже нельзя сделать откат назад.

А с 13 по 30 июня на сцене Чехов-центре зажигает огни фестиваль "Сахалинская рампа". У нее другой ракурс — показать панораму актуальной театральной жизни, в первую очередь, России нестоличной. Впереди у сахалинцев встречи с театрами из Минусинска, Комсомольска-на-Амуре, Хабаровска, Вологды, а также Москвы, Санкт-Петербурга, Китая, Сербии, Финляндии, режиссерская лаборатория и театральная олимпиада.

оригинальный адрес статьи