ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

15 ноября 2012

Названы номинанты «Золотой Vаски»

Татьяна Кузнецова, Сергей Ходнев | Газета «Коммерсант»

Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко прошла пресс-конференция, посвященная грядущему фестивалю «Золотая маска», на который экспертные советы представили участников-номинантов.

В будущем году 19-я «Золотая маска» займет ровно полтора месяца: официально фестиваль начнется 1 марта, победителей назовут 15 апреля на церемонии в Музтеатре Станиславского. Программа фестиваля станет известна к концу января, пока же были названы лишь его участники.

Впрочем, пресс-конференция началась с объявления о структурных изменениях в руководстве фестиваля. Его гендиректор Мария Ревякина, оставшись на своем посту, представила нового исполнительного директора — Марию Малкину, чей неоценимый опыт в проведении масштабного международного Чеховского фестиваля, несомненно, пригодится и «Маске». Кроме того, с этого сезона фестиваль обзавелся правлением, созданным для лоббирования интересов «Маски» в коммерческих и государственных структурах. Пока в правление входят Константин Райкин и Игорь Костолевский, но количество харизматичных имен должно в ближайшем будущем увеличиться.

Эксперты, отсмотревшие 608 спектаклей, представили список номинантов, в котором на сей раз провинциальные театры представлены обильнее обычного — доля москвичей составила всего 48%. Председатель экспертного совета по драматическому театру Марина Давыдова объяснила, что никаких скидок регионалам не делали, в Москву приедут спектакли, не уступающие по качеству столичным, причем за пределами конкурсной программы не остался ни один из достойных претендентов. Судя по тому, что вопросов к председателю у критиков не возникло, список оказался действительно бесспорным.

Симметрично — по девять названий — представлены спектакли большой и малой формы. Из восемнадцати названий — восемь московских работ, пять петербургских, остальные — из регионов, но не из экзотической глубинки: хорошо известный новосибирский «Глобус», старейший ярославский Театр им. Волкова, театры Воронежа, Саратова, Красноярска. В конкурсе режиссеров — 16 имен: с корифеями (Камой Гинкасом, Римасом Туминасом, знаменитым немцем Томасом Остермайером, Юрием Погребничко) и любимцами «Маски» (Миндаугасом Карбаускисом, Дмитрием Крымовым) будут соперничать молодые дарования — Дмитрий Волкострелов, Константин Богомолов. Девять претенденток оспаривают «Маску» за лучшую женскую роль, в том числе — великая трагическая актриса Роза Хайруллина, сыгравшая короля Лира в петербургском «Приюте комедианта». Номинированных актеров всего четверо, среди них — старейшина театра Вахтангова Юрий Яковлев за роль бунинского Николая Алексеевича из юбилейного спектакля вахтанговцев «Пристань».

Председатель экспертного совета по музыкальному театру Лариса Барыкина также отрапортовала о внушительном присутствии регионалов, добавив, что, в отличие от предыдущих лет, эксперты не подменяли собой жюри, представив на конкурс весь спектр достижений музыкального театра. С первым пунктом не поспоришь: из девяти полнометражных спектаклей и программ одноактных балетов четыре представляют Санкт-Петербург, два — Пермь, один — Екатеринбург, один — Петрозаводск и только один («Сильфида» Музтеатра Станиславского) — Москву. Что же касается воздержания экспертов от досрочного вынесения вердикта, то тут заявление председателя Барыкиной, видного деятеля музыкального театра из Екатеринбурга, звучит более чем неубедительно.

Усилиями экспертов на фестиваль не попала программа современных балетов Большого театра: мировая премьера «Dream of Dream» в постановке Йормы Эло и «Классическая симфония» Юрия Посохова. На фоне прошедших в конкурс номинантов такое решение выглядит, мягко говоря, несправедливым. Забаллотированные балеты, конечно, не мировые шедевры, но добавление в балетную программу десятого кандидата не слишком перегрузило бы афишу «Маски». Ведь даже если не подвергать сомнению качество новых, еще не виденных работ Кирилла Симонова (петрозаводская «Золушка») и Вячеслава Самодурова (екатеринбургский «Amore Buffo»), можно вспомнить, что предыдущие опусы этих авторов явно уступали работам хореографов, представленных Большим театром. При этом свои новые балеты московская труппа станцевала отменно, особенно впечатлил мужской состав «Классической симфонии». Лишив Большой театр права участвовать в национальном соревновании, эксперты исключили из конкурса и отличных артистов: в частности, Вячеслава Лопатина, одного из лучших танцовщиков своего поколения, чья работа в «Классической симфонии» приближается к эталону современного мужского танца. Скандальность своего решения экспертный совет объяснил «честным голосованием».

Решения экспертов по разделу «Современный танец» тоже не кажутся бесспорными. В конкурс, например, попал пластический спектакль Вахтанговского театра «Анна Каренина», исполненный драматическими актерами и поставленный Анжеликой Холиной, выдвинутой на «Маску» в качестве хореографа. Этим решением эксперты подчеркнули, что не видят особой разницы между профессиональными танцовщиками и старательными любителями, а также между хореографией, намеренно адаптированной для драматической самодеятельности, и работами, сделанными для профессионалов. Собственно, эксперты лишь подтвердили сложившуюся практику считать современным танцем все, что движется, и всех, кто движется. На полноценное развитие жанра в таких обстоятельствах рассчитывать трудно.

Список оперных номинантов, прежде всего, напоминает о том, что отчетный сезон выдался уж настолько бурным, что старожилы не припомнят. Увы, не в смысле какого-то экстраординарного качественного прорыва в деятельности наших театров (прорывы были скорее формально-количественные, в виде открытия исторической сцены Большого театра, например), а в смысле невероятной общественной ажитации вокруг некоторых оперных премьер. С кампаниями в новостной прессе, раздувавшей якобы шокирующие подробности, возмущенными криками в блогосфере, доносами в компетентные инстанции и даже судебными исками. И вот теперь подведены промежуточные итоги этого в общем-то совершенно пустого шума. Оба спектакля, нарушившие сонно-безразличное отношение обывателя к оперному процессу,— «Руслан и Людмила» Большого театра (режиссер Дмитрий Черняков) и «Сон в летнюю ночь» Музтеатра им. Станиславского и Немировича-Данченко — среди номинантов. «Руслану» с частными номинациями повезло чуть больше: в общей сложности постановка претендует на девять «Масок», в то время как бриттеновский «Сон» — на пять.

Кроме того, довольно лестно оценили эксперты начало правления Теодора Курентзиса в Пермской опере, пришедшееся на тот же самый сезон. Номинированы сразу две пермские постановки — и «Так поступают все женщины» Моцарта, и «Medea Material» современного французского композитора Паскаля Дюсапена. Не совсем ясно, правда, почему ни в том, ни в другом случае на премию не выдвинуты режиссерские работы, но московская афиша фестиваля в любом случае в выигрыше. Тем более что еще два региональных спектакля-номинанта тоже смотрятся на редкость интригующе: это «Пиковая дама», которую Константин Балакин в Астраханском театре оперы и балета поставил — вот ни за что не угадаешь — в духе полотен Рене Магритта, а также выпущенный Екатеринбургским оперным театром «Граф Ори», почитай, вовсе неизвестный в наших краях франкофонный комический шедевр Россини.

Что же до привычного перетягивания каната между питерскими и московскими театрами, то столичным сценам в этот раз посчастливилось неизмеримо больше. Петербург среди номинантов представляют только «Сказки Гофмана» Мариинского театра, да и те, при традиционном самоотводе Валерия Гергиева, заявлены как-то скромно — всего четыре номинации, включая художника по свету и сценографа. На московском счету не только две уже упомянутые шумные премьеры, но, во-первых, и «Война и мир» того же Музтеатра Станиславского. А во-вторых — небывалый фронт остальных театров, причем каждый с небанальным произведением: и «Геликон-опера» («Запрет на любовь», раритетная вещица раннего Вагнера), и Театр им. Покровского («Дневник Анны Франк» Григория Фрида), и Театр им. Сац («Игра о душе и теле» Эмилио Кавальери). Если отсутствие в перечне «Новой оперы», как это ни печально, вполне объяснимо, то куда сложнее объяснить, с какой стати при этой щедрости оперные работы Большого представлены одним только «Русланом». Ладно уж «Чародейка», вещь заведомо малоудачная, но никак не отметить премьерную постановку «Кавалера розы» Рихарда Штрауса, событие все-таки более весомое, чем тот же «Запрет на любовь»,— решение довольно загадочное.

По разряду «Оперетта и мюзикл» экспертному совету показались достойными номинирования пять спектаклей: «Бал вампиров» питерского Театра музкомедии, «Фанфан-тюльпан» театра «Московская оперетта», «Двенадцать стульев» новосибирской Музкомедии и аж две версии «Алых парусов» (новосибирский театр «Глобус» и пермский Театр-Театр). Количество приличное, в неурожайные годы бывало и всего по три спектакля. Теперь хорошо бы, чтобы возглавляемое дирижером Эри Класом музыкальное жюри (чуть более многолюдное, чем обычно,— 17 человек) не повторило неудобный для премии конфуз прошлого года, когда ни в одной из опереточно-мюзикловых номинаций «Маску» не присудили никому.

Полный список номинантов «Золотой маски» и внеконкурсных событий фестиваля читайте на сайте фестиваля.




оригинальный адрес статьи