Сцены из деревенской жизни

Театр «ОКОЛО дома Станиславского», Москва
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2006г. - «Лучший спектакль в драме, малая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая мужская роль»(Алексей Левинский)
Антон Чехов
номинация программка

Режиссер-постановщик Юрий Погребничко

Сценография и костюмы Надежда Бахвалова

Музыка Валерий Мягких

Хореография Ольга Каплунова



Артисты: Алексей Левинский, Елена Кобзарь, Татьяна Лосева, Лика Добрянская, Лилия Загорская, Юрий Павлов, Сергей Каплунов, Алексей Мишаков, Антон Парамонов, Александр Кулаков



Продолжительность 2 ч.



Все смешалось в доме Войницких: Запад и Восток, Чехов и Шекспир, Россия и Япония. В воздухе чувствуется запах то ли не выветрившегося дыма, то ли восточных благовоний. Восточное мировоззрение проросло здесь естественно, как сорняк, сквозь щели и проплешины плохо устроенной и беспросветно несчастливой жизни. Все персонажи говорят здесь отрешенно, словно не по-русски и как бы для себя, без надежды, что их услышат и поймут. Ни одно чувство, ни один всплеск эмоций не мелькнет на этих самурайских лицах.
У Юрия Погребничко даже сам чеховский текст вдруг начинает звучать как-то по-японски. Отдельные фразы, например: «Вот и сентябрь. Как-то мы проведем здесь зиму?» – становятся подозрительно похожими на изящное хайку. В театре, недавно пережившем страшный пожар и оставшемся фактически на улице (уцелела только маленькая сцена), такое философское отношение к бедам и несчастьям воспринимается не как абстрактное построение, а как выстраданное жизненное кредо. В конце концов, кто, кроме русских, может сравниться по ежеминутной готовности к катастрофе с живущими в сейсмически активной зоне японцами?
«Коммерсант»




«Снова весна / Приходит новая глупость / Старой на смену» – ставит эпиграфом к своему новому спектаклю Юрий Погребничко. Тот, кто видел хотя бы одну постановку театра «Около», вряд ли удивится и станет спрашивать, какое отношение имеет японский классик Исса к Чехову. Тех же, кто никогда прежде не заглядывал в маленький театр в Вознесенском переулке, могу заверить, что если они откроют пьесу «Дядя Ваня», то без труда найдут в ней несколько реплик, которые читаются совершенно как хокку.
Обнаруживать такие вещи – одна из тех привычек Юрия Погребничко, из-за которых в его театр приходишь как в гости к хорошим знакомым. Под вывеской «Около» всегда было тесно, небогато, но ужасно уютно, и чужие здесь не ходили. Как и бывает в гостях у хороших знакомых, от премьер у Погребничко ждешь не новостей, а продолжения давно начатого разговора о важных для хозяина предметах. Режиссерские и актерские приемы тоже неизменны, как в театре кабуки. Меланхоличные шутки, никаких аффектов; усмешка и печаль играются с одинаковой отрешенностью – просто эпитет «восточной» будет на этот раз, как никогда, впору. Главный в этой истории – профессор Серебряков. Алексей Левинский играет Серебрякова этаким последним самураем. «У тебя плед упал на пол», – волнуется Елена Андреевна, на что профессор спокойно отвечает: «Пледов больше нет».
«Ведомости»